en
Блог КМЗП

“Мусорную проблему” Украина может решить в пределах одного поколения

   •   “Мусорную проблему” Украина может решить в пределах одного поколения
->222


—  Алексей Геннадьевич, в течение 18 лет работы в тяжелой промышленности и энергетике вам удается удерживать подконтрольные вам компании в состоянии устойчивого развития. Какой стратегии следуете и применима ли она для страны в целом?

— Вы совершенно правы, нет принципиальной разницы между развитием государств и компаний. Нас давно пытаются убедить в том, что могущество держав определяется наличием углеводородов. Но в современном мире оно определяется наличием технологий. Технологии способны компенсировать отсутствие ресурсов, а не наоборот.
Скажем, Южную Корею природа не одарила ни нефтью, ни газом, там сплошное нечерноземье. А товаров и услуг на внешний рынок эта страна поставляют на 550 млрд долларов… Все, наверное, слышали о “корейском экономическом чуде”? Таков результат политики быстрого внедрения инноваций.

— Вы хотите сказать, что такая политика необходима для устойчивого развития?

— У нашей компании - а сегодня это уже консорциум - кроме двух заводов имеется собственный инжиниринговый центр. И основными принципами работы остаются креативность и поддержка новаторских идей. Мы научились разрабатывать эффективные решения и быстро их внедрять. Да, по моему глубокому убеждению, это определяет успех.

— О предощущении существенных перемен в подходах и технологиях заговорили представители различных отраслей. Вы с этим согласны? Если да, какие отрасли должны видоизмениться в первую очередь, на ваш взгляд?

— Серьезные перемены нас ждут в муниципальной сфере и энергетике. Оставить все, как есть, не будет никакой возможности. Либерализация энергорынка и наличие “зеленого тарифа” подстегивает инвестирование “неуглеводородных” технологий.

Сегодня мы являемся официальным партнером всемирно известной немецкой компании “OSCHATZ” и совместно готовы строить в Украине новую теплоэнергетику — не на газе, угле и мазуте, а на биомассе и твердых бытовых отходах (ТБО), с такими показателями энергоэффективности и экологическими нормами, о которых наша страна пока может только мечтать.

— Тема экологии для Украины была актуальна всегда...

— К сожалению, негативных тенденций становится больше. И это еще один аргумент в пользу построения новой теплоэнергетики. С начала вооруженного конфликта на Востоке Украины у нас сжигают уголь, качество которого не выдерживает никакой критики. Содержание серы в таком топливе превышает ПДК в разы. То есть из труб украинских теплоэлектростанций в атмосферу попадает такое количество серы, которое недопустимо ни при каких обстоятельствах. К сожалению, на этом сегодня никто не фокусирует общественного внимания.

— А в чем здесь аргумент в пользу новой энергетики?

— Вам любой специалист скажет, что теплоэлектростанции на соломе и щепе — это практически чистый воздух. Отходы такой Био-ТЭС — ценное удобрение. И, если за уголь надо платить, соломы в аграрном секторе Украины образуется порядка 70 млн тонн ежегодно. Такого количества хватит, чтобы обеспечивать работу трех сотен Био-ТЭС по 25 Мвт каждая.

— Помимо БИО-ТЭС вы упоминали ТБО-ТЭС. Вы имели в виду строительство мусоросжигающих заводов? 

— Применительно к ультрасовременным предприятиям, которые сделали чистыми Германию и Швейцарию, такой термин принципиально неверен. Здесь важно использовать слова с правильной семантикой. Вы же сами понимаете, что объекты, превращающие муниципальный мусор в электроэнергию, могут называться только электростанциями на твердых бытовых отходах (ТБО).

Они имеют ничтожный уровень вредных выбросов в атмосферу и, по сути, являются экологизирующими электростанциями. Они чистят регион, покрывают собственные энергозатраты, дают бонусные мегаватты в сеть. Как не крути, от “мусоросжигательных заводов” ТБО-ТЭС отличаются, как электромобили “ТЕСЛА” от “горбатых “Запорожцев”.

В регионах, где таких предприятий мало, плохая экология, а где достаточно — экология образцовая. В Германии подобных объектов 73, во Франции — 128, в крошечной Швейцарии — 30, в Украине … только один — завод “Энергия” в Киеве. Да и тот является именно “мусоросжигательным”... Уж никак не экологизирующим. 

Серьезные перемены нас ждут в муниципальной сфере и энергетике. Оставить все, как есть, не будет никакой возможности.

Кстати, у шведов переработка бытовых отходов в электричество и тепло набрала такие обороты, что на свалки страны отправляется всего 4% мусора. Утилизирующим предприятиям там просто не на чем работать. Вдумайтесь: Швеция готова и будет ежегодно забирать у соседей около 800 тыс. тонн твердых муниципальных отходов!

— А в Украине тем временем наступают свалки...

— Да. По разным данным, мусору мы уже отдали от 5 до 9% державной территории. Это больше, чем Крым.

— Чего ж нам не хватает, чтобы, наконец, развернуть муниципальную сферу в сторону европейских технологий? Или опять нехватка денег?

— Нет единства интересов общества, власти, бизнеса. БИЗНЕС генерирует идеи и привлекает технологии, но во главу угла ставит прибыль и часто забывает об экологии. ВЛАСТЬ руководствуется больше политическими соображениями. ОБЩЕСТВО ратует за экологию — чтобы “детей не травили”. Как результат, народ настроен против “мусоросжигания”, власть опасается общественного неодобрения, бизнес боится возникающих рисков. Нет системы, которая бы обеспечила взаимопонимание и партнерство.

— Звучит глобально. Вы предлагаете такую систему и верите, что разобщенность можно преодолеть?

— Мы предлагаем социальную систему, которая способствует быстрому внедрению эффективных решений. Назовем ее “эколого-социальной”.  В рамках нашей системы рационализатор работает с обществом, общество содействует власти, власть привлекает и направляет бизнес, а бизнес меняет технологии. То есть, мы предлагаем не просто ультрасовременные “софт” и “железо”, а социальную систему для работы с проблемой ТБО, для развития возобновляемой энергетики, для построения умных городов, для запуска продуктивной политики быстрого внедрения.

— Но ведь так не бывает, чтобы все оставались довольны?

— Судите сами. Общество начнет должным образом контролировать экологию. Власть получит общественное одобрение. Бизнес, заручась поддержкой власти и общества, стабилизирует прибыль. Вот вам и “устойчивое развитие”, плодами которого будет новый уровень благоустройства. Но уже без наступающих мусорных свалок.

— Специалисты сегодня сетуют, что мусор в Украине значительно дешевле сваливать в кучу, чем утилизировать. Виной тому небольшие коммунальные отчисления, которые мы платим за вывоз мусора. Они гораздо меньше, чем отчисления немцев или шведов. Как вы предлагаете решать эту проблему?

— С помощью того же инструмента — эколого-социальной системы. Мы помним, что партнерство общества, власти и бизнеса позволит быстро внедрять эффективные решения. Мы сможем законодательно принять такие финансовые модели, которые сделают более рентабельной переработку мусора в энергию, чем его вывоз на свалки. Подстегнем и раздельный сбор мусора на местах. А это вдвое сократит объем отходов, вывозимых на полигоны. Нужно лишь дать украинцам убедиться, что за раздельно собранными ТБО не приедет один большой мусоровоз.

— Представим, что эффективные решения мы научились внедрять быстро и системно. Тогда какой из методов мы сочтем наиболее эффективным для Украины — превращать ТБО в энергию или их сортировать?

— Только сочетание этих методов способно дать результат. Во всяком случае, в ближайшие десятилетия. Вот во Львове устанавливают новые баки для раздельного сбора, в которые можно сложить, но из которых невозможно украсть. 

Киевская мэрия, которую я считаю не менее прогрессивной, вполне может инвестировать в подобные баки для сбора мусора и в пару-тройку обычных грузовиков — специальные мусоровозы для разделенных отходов не нужны.

Раздельный сбор можно проводить на территориях бизнес-центров, детских садов, школ, ВУЗов — там, где с мусором принципиально настроены поступать правильно. Вырученные от продажи вторсырья средства окупят затраты на логистику и оснащение, принесут прибыль.

— Закон об обязательном раздельном сборе мусора в Украине был принят еще в 2013 году, но он не работает. Думаете, это можно исправить?

— Чтобы его исполнять, как раз необходима эколого-социальная система — всеобщее партнерство. Нужно менять менталитет. Поменяем мышление — изменим страну. Кстати, Германии удалось решить “мусорный кризис” в пределах одного поколения. Украине удастся тоже.



Теги


Подпишитесь!